Адвокат Витебский Сергей Леонидович
Арбитражный адвокатАдвокат по уголовным деламАдвокат по гражданским спорамЮридические услуги адвоката
Вернуться к другим статьям...



Постановление суда об отказе в изменении меры пресечения в виде залога на заключение под стражу

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

об отказе в изменении меры пресечения в виде залога на заключение под стражу

г. Выборг - 19 февраля 2010 года

Судья Выборгского городского суда Ленинградской области Р. с участием прокурора - старшего помощника Выборгского городского прокурора В., обвиняемого П.
защитника - адвоката Витебского С.Л., представившего удостоверение при секретаре З., рассмотрел постановление старшего следователя по особо важным делам управления по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики Следственного комитета при МВД России У. о возбуждении перед судом ходатайства об изменении меры пресечения на заключение под стражу в отношении
П. хххх года рождения, уроженца город ХХХ, гражданина Российской Федерации, русского, работающего советником генерального директора ООО «Д», проживающего по адресу: г. Москва, хххххххх, ранее не судимого, обвиняемого к совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч, 4 УК РФ.
Проверив представленные материалы, заслушав мнения прокурора В, ст. следователя У. обвиняемого П. и защитника Витебского C.Л.,
Установил:
Старший следователь У. с согласия руководителя следственного органа - заместителя начальника Следственного комитета при МВД России обратился в суд с ходатайством об изменении меры пресечения на заключение под стражу обвиняемому П.
П. хх октября 2009 года предъявлено обвинение в том, что он совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана группы лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, при следующих обстоятельствах.
В период с февраля по март 2009 года в неустановленном следствием месте гражданин Российской Федерации П., являющийся руководителем и совладельцем ООО «Д» (г. Москва), с целью хищения на территории Российской Федерации денежных средств ОА «Банк» (г. Алматы, Республика Казахстан) в размере 70 915 494,66 долларов США вступил в преступный сговор с гражданином Республики Казахстан М., до февраля 2009 года являвшимся председателем совета директоров и фактическим владельцем АО «Банк» (г. Алматы, Республика Казахстан) и неустановленными следствием лицами ИЗ числа сотрудников и руководителей ООО «Банк» (г. Москва)
Будучи осведомленными о том, что ООО «Л» (г. Москва) получило в АО «Банк» по кредитным договорам денежные средства, остаток задолженности по которым по состоянию на 30 января 2009 года составлял 70 915 404,66 долларов США П. и А. по предварительному сговору между собой и неустановленным следствием лицами из числа сотрудников и руководителей ООО «Банк» (г, Москва), реализуя совместный преступный умысел, изготовили в период со 2 февраля 2009 года по 18 марта 2009 года шесть подолжных договоров уступки права требования (цессии), датированных 30 января 2009 года, а также шесть подложных уведомлений от имени АО «Банк»г, адрес ООО «Д» о состоявшейся уступке права (требовании). В соответствии с условиями подложных договоров цессии права требования возврата пред оставленных ООО «Д» кредитов на 70 915 494,66 доллара США передавались банком АО «Банк» компании А. Ltd, расположенной на территории Британских Виргинских Островов.
Реализуя совместный преступный умысел, А., являющийся председателем Совета директоров ООО «Банк» (г Москва), дал указание неустановленным следствием лицам из числа руководителей и сотрудников ООО «Банк» (г. Москва) изготовить указанные подложные договоры уступки права требования и уведомления о состоявшейся уступке от имени АО «Банк» (г. Алматы). Выполняя указание А., неустановленные следствием лица из числа руководителей и сотрудников ООО «Банк» ( в период с февраля по март 2000 года в офисе ООО «Баню» и по адресу: г. Москва, хххххххх, с использованием подлинных фирменных бланков АО «Банк» (г.Алматы) изготовили указанные подложные договоры уступки права требования и уведомления о состоявшейся уступке права, подделали на них подписи представителя по доверенности АО «Банк» Х. с подражанием оригинальной подписи Х., и проставили оттиски печати АО «Банк» (г. Алматы), хранившейся в ООО «Банк» (г. Москва). Изготовленные таким образом подложные документы были переданы П. Со стороны компании A.Ltd. указанные договоры были подписаны ее директором К., действовавшей по указанию П. и А.
Преследуя цель сокрытия следов преступления, П., А. совместно с неустановленными следствием лицами наготовили датированные 25 февраля 2009 года шесть договоров уступки права (требования) и шесть уведомлений о состоявшейся уступке права (требования), в соответствии с которыми компания A.Ltd передает весь объем прав требования к ООО «Д» компании V.Ltd, расположенной на территории Британских Виргинских Островов. Со стороны компании A.Ltd указанные договоры были подписаны ее директором К. а со стороны компании V. Ltd договоры были подписаны ее директором М., действовавшими по указанию П. и А.
Продолжая реализовывать свой преступный умысел, преследуя цель сокрыть следы преступления. А.,П. совместно с неустановленными следствием лицами изготовили датированные 27 февраля 2009 года шесть договоров уступки права (требования), шесть уведомлений о состоявшейся уступке права (требования), а также шесть требований о перечислении денежных средств по реквизитам компании K.Ltd на счет открытый в Акционерном коммерческом банке «Б» (г. Рига, Латвийская Республика). В соответствии с указанными договорами компания V.Ltd передает весь объем прав требования к ООО «Д» компании K.Ltd, расположенной в Республике Кипр. Со стороны компании V.Ltd указанные договоры и уведомления были подписаны её директором М. а со стороны компании K.Ltd договоры и уведомления были подписаны её директором Г., действовавшими по указанию П. и А.
В целях придания видимости законности своих действий и избежания уголовной ответственности за содеянное П. реализуя совместный с А. преступный умысел, предложил своему знакомому Ц. номинально занять должность генерального директора ООО «Д», и поручил фактически осуществлять платежи по изготовленным подложным договорам уступки права (требования).
Будучи осведомленным о преступном умысле П. и А., осознавая противоправный характер своих действий, Ц., используя свое служебное положение Генерального директора ООО «Д», находясь в помещении ООО «Д» по адресу: г. Москва, хххххххххх, в период с 27 февраля 2009 года по 18 марта 2009 года поручил бухгалтеру ООО «Д» М., не осведомленной о преступном характере ею действии, ИЗГОТОВИТЬ предусмотренные ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» паспорт сделки в целях получения формального разрешения ООО «Банк», являющегося агентом валютного контроля, на осуществление платежей в адрес компании K.Ltd на основании изготовленных подложных договоров уступки права (требования).
Изготовленные таким образом паспорта сделок, вместе с заверенными Ц. копиями договоров уступки права (требования) и уведомлений о состоявшейся уступке были переданы П. неустановленному лицу из числа руководителей и сотрудников ООО «Банк» (г. Москва).
В целях хищения денежных средств 18 марта 2009 года Ц., являющийся Генеральным директором ООО «Д», с использованием своего служебного положения, действуя по указанию П. и реализуя их совместный с А. и иными неустановленными следствием лицами умысел, передал М., не осведомленной о преступном характере его действий, лист с записанными на нем платежными реквизитами получателя денежных средств по кредитному договору №ZZZ, суммой платежа - 862 000 долларов США и дал указание оплатить это по системе банк-клиент. М. фактически провела платеж через систему банк-клиент. В результате указанных действии П., А., Ц. и неустановленными следствием лицами были похищены денежные средства АО «Банк» в размере 862 000 долларов США, что на дату платежа по официальному курсу ЦБ РФ составляет 29 766 411, 6 рубля и является особо крупным размером.
Кроме того, 26 мая 2009 года Ц., являющийся Генеральным директором ООО «Д», с использованием своею служебного положения, действуя по указанию П. и реализуя их совместный с А. и иными неустановленными следствием лицами умысел, дал указание М. произвести 16 платежей по кредитным договорам №№№ по указанным Ц. реквизитам на общую сумму 699 779,68 долларов США по системе банк-клиент, которая фактически провела платеж через сие систему банк-клиент. В результате указанных действии П., А., Ц. и неустановленными следствием лицами были похищены денежные средства АО «Банк» в размере 699 779,68 доллара США. что на дату платежа по официальному курсу ЦБ РФ составляет 21 729 278,71 рубля и является особо крупным размером.
Как указано и постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, всего П., А., Ц. и неустановленными следствием лицами были получены денежные средства АО «Банк» в размере 1 561 779,68 долларов США. что на дату платежа по официальному курсу ЦБ РФ составляет 51 495 690,31 рубля и является особо крупным размером, то есть преступление, предусмотренное ч. 4 ст., 159 УК Российской Федерации.
В ходе допроса в качестве обвиняемого Д. свою вину не признал. Уголовное дело № Х возбуждено 31 августа 2009 года по признаком преступления, редусмотренного ч. 4 ст. 159 УК Российской Федерации.
27 октября 2009 года заместителем начальника Следственного комитета при МВД России срок предварительного следствия но уголовному делу продлен до семи месяцев, то есть до 31 марта 2010 года.
29 сентября 2009 года подозреваемый П. был задержан в порядке ст. ст. 91, 92 УПК Российской Федерации. Решением Тверского районного суда гор Москвы от 30 сентября 2009 года в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения.
Постановлением судьи того же суда от 26 ноября 2009 года в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемого П. отказано. Ему избрана мера пресечения в виде залога в размере 45 000,000 (сорока пяти миллионов) рублей. 2 декабря 2009 года П. освобожден из под стражи.
Как указано в постановлении следователя о возбуждении ходатайства об изменении меры пресечения на заключение под стражу 16 февраля 2010 года объявлен розыск обвиняемого П., а 17 февраля 2010 года П. на поезде сообщением Москва-Хельсинки в Финляндию, задержан
на пункте пропуска «Выборг ЖД». 17 февраля 2010 года в 10 часов П. оформлено в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ. Предварительное следствие пришло к выводу о том. что он скрылся от предварительного следствия, поэтому следователь ходатайствует об изменении обвиняемому меры пресечения на заключение пол стражу.
В судебном заседании ст. следователь по особо важным делам управления по расследованию организованной преступной деятельности в сфере экономики СК при МВД РОССИИ У. подтвердил изложенные в постановлении доводы прокурор В. просит удовлетворить ходатайство следователя, а обвиняемый П. и его защитник Витебский С.Л., просил отказать в удовлетворении заявленного ходатайства, мотивируя это тем, что обвиняемый не скрывался от органа предварительного следствия, а направлен в служебную командировку в Финляндию и намеревался в 20-х числах февраля 2010 года возвратиться в Москву, от него не отбиралась подписка о невыезде, он являлся на все вызовы следователей.
В обосновании своих доводов зашитой представлены следующие документы, которые, исходя из принципа равенства перед судом сторон обвинения и защиты, суд приобщил к делу: копия повестки о вызове на допрос на 26 февраля 2010 г., копия приказа (распоряжения) о направлении к командировку на период с 17 по 19 февраля 2010 года, копия заявки В командировку, копия сметы командировочных расколов, копия служебного задания, копия командировочного удостоверения, подлинники протокола опроса работника ООО «Д» Ч. и железнодорожных билетов на проезд по маршруту Москва-Лахти и Хельсинки-Москва (билеты осмотрены судом, с них изготовлены копии).
Обвиняемый П. пояснил, что повестку о явке на допрос 16 февраля 2010 года и на предыдущие допросы ему вручал лично допрашивавший его следователь Д. Выехать в Финляндию планировал после допроса, назначенного на 16 февраля. Узнав от секретаря и защитника, что Д. перенес допрос на 26 февраля, он (П.) вечером 16 февраля выехал в служебную командировку и был задержан на российско-финляндской границе. Намерения скрыться от следствия не имел. Объявленный в отношении него розыск считает необоснованным - следователи имели возможность связаться с ним и с его защитником по телефону.
Как указано в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», в случае задержания в порядке статей 91 и 92 УПК РФ лица, объявленного в розыск, суд по месту его задержания вправе рассмотреть ходатайство о применении в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу. Поэтому в судебном заседании отклонено ходатайство защитника о возвращении следователю ходатайства об изменении П. меры пресечения на более строгую.
Согласно ст. 106 УПК РФ залог состоит во внесении подозреваемым или обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на депозитный счет органа, избравшею данную меру пресечения, денег, ценных бумаг или ценностей в целях обеспечения явки к следователю, дознавателю или в суд подозреваемого, обвиняемого и предупреждения совершения им новых преступлений. В случае невыполнения или нарушения подозреваемым, обвиняемым обязательств, связанных с внесенным за него залогом, залог обращается в доход государства по судебному решению.
При изучении представленных следствием материалов установлено, что иных каких-либо обязательств, кроме указанных в ч 1 ст. 106 УПК РФ - явка к следователю и недопустимость совершения новых преступлений П. не вменялось. В частности, он не давал письменного обязательства не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения следователя или суда, в том числе и с выездом за пределы Российской Федерации.
Заявление следователя о нарушении П. требовании Федеральною Закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» не может быть принято во внимание, поскольку выполнение положений этого закона о временном ограничении гражданина Российской Федерации, привлеченного в качестве обвиняемого, на выезд из России возлагается в первую очередь на уполномоченные государственные органы.
Последнее следственное действие с участием обвиняемого П. проведено 4 февраля 2010 года - он допрашивался в качестве обвиняемого (л.д. 226). В тот же день ему вручена повестка о вызове на допрос на 10 часов 30 минут 16 февраля 2010 года. Как пояснил в судебном заседании следователь У. обвиняемый на допрос, назначенный на 16 февраля 2010 года, не явился. В тот же день вынесено постановление о приводе обвиняемого. Работник МИЛИЦИИ В своем рапорте доложил, что в проверенных адресах П. не обнаружил, жильцы одного из домов, где он мог находиться, заявили, что два дня назад видели П. с дорожной сумкой, он вел себя как человек, собирающийся куда-то выехать. Сделано предположение, что обвиняемый скрывается от органов предварительного следствия и, возможно, собирается выехать за границу. На основании этого рапорта в тот же день следователь вынес постановление о розыске П. в котором указал, что обвиняемый для проведения следственного действия не явился, о причинах неявки следователю не сообщил, в результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий установлено, что обвиняемый по месту регистрации не проживает, по месту работы в ООО «Д» не бывает.
Однако вывод следователя о том, что П. по месту регистрации не проживает и не бывает по месту работы, какими-либо доказательствами не подтвержден.
В абзаце 5 п. 3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 января 2005 гола № 26-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Коновалова Сергея Юрьевича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 108, статьями 172 и 210 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указано, что «принимая решение о розыске подозреваемого, обвиняемого, следователь должен убедиться в том, что место его нахождения действительно неизвестно, и привести в подтверждение этого соответствующие доказательства, а также уведомить о принятом решении его защитника, если он участвует В деле. Такая обязанность вытекает как статьи 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому подозреваемому, обвиняемому, в отношении которою осуществляется уголовное преследование, право на помощь адвоката (защитника), так и из части четвертой статьи 49 УПК Российской Федерации, предусматривающей необходимость обеспечения права на помощь защитника, в том числе при осуществлении в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, процессуальных действий, затрагивающих его права и свободы».
В вынесенном следователем постановлении о розыске обвиняемого не приведены доказательства, подтверждающие выводы о неизвестности места нахождения П. утверждение следователя о том, что П. по месту работы не бывает, голословно, защитник обвиняемого об объявлении розыска не уведомлены.
Документы, подтверждающие направление П. в служебную командировку, и повестка о вызове на допрос, запланированный на 26 февраля 2010 года, направленная посредством факсимильной связи в 18 часов 59 минут 15 февраля 2010 года по месту работы П. опровергают доводы следствия о том, что П. не бывает на службе. Факт отправления такой повестки следователем не оспорен.
Как пояснила Ч., работник ООО «Д», в котором работает обвиняемый, в 9 часов 30 минут 15 февраля 2010 года на офисный телефон позвонил мужчина, представившийся следователем Д., который сообщил о переносе на более позднюю дату запланированных на этот день допросов Генерального директора К., и его советника П. На следующее утро она обнаружила поступивший накануне факс о необходимой явке П. на допрос 26 февраля 2010 года.
Следователь Д. входит в состав следственной группы, созданной по данному делу, и допрашивал П. в качестве обвиняемого 17 декабря, 24 декабря 2009 года. 25 января и 4 февраля 2010 года (л.д.З-4, 212, 217. 222. 226. 278). Согласно ч. 5 ст. 163 УПК РФ он имеет право принимать решения по уголовному делу в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Оснований не доверять телефонному сообщению об отложении допроса на более позднюю дату с учетом поступившей повестки о явке на допрос 26 февраля 2010 года у П. не было, о чем он заявил в судебном заседании, его показания в этой части и объяснение Ч. не опровергнуты.
При изучении представленных защитником железнодорожных билетов видно, что они приобретены на имя П, 11 февраля 2010 года. Отправление из Москвы - в 22 часа 50 минут 16 февраля. Этим подтверждается заявление П. о том, что он намеревался выехать в Финляндию после допроса у следователя. Отправление из Хельсинки в Москву - в 18 часов 23 минуты 19 февраля.
Заявление прокурора о том, что наличие обратного билета не свидетельствует о намерении обвиняемого возвратиться в Российскую Федерацию, основано на предположении.
В части первой ст. 110 УПК РФ предусмотрена возможность изменения меры пресечения на более строгую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения.
В данном случае орган предварительного следствия не представил убедительных доказательств того, что обвиняемый П. скрывался от
предварительного следствия, нарушил избранную в отношении меру пресечения в виде залога, намерен продолжить преступную деятельность, угрожать свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Объявление розыска в отношении П. нельзя признать обоснованным. При таких обстоятельствах суд не находит оснований для удовлетворения ходатайства следователя об изменении меры пресечения на заключение под стражу.
Ходатайств сторон о продлении в соответствии с п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ срока удержания не поступило.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 108 и ч. 1 и 2 ст. 110 УПК РФ.

постановил:

Отказать в удовлетворении ходатайства об изменении в отношении обвиняемого П., хххх года рождении, уроженца города ХХХХ, меры пресечения в виде залога в размере 45 000 000 (сорок пять миллионов) рублей на заключение под стражу.
Настоящее постановление может быть обжаловано в Ленинградский областной суд в течение 3 суток со дня его вынесения.

Вернуться к другим статьям...
 
© 2004-2014 
создание сайта - arteffect studio