Адвокат Витебский Сергей Леонидович
Арбитражный адвокатАдвокат по уголовным деламАдвокат по гражданским спорамЮридические услуги адвоката
Вернуться к другим статьям...



Приговор суда по разбою

ПРИГОВОР
Именем Российской Федерации
г. Москва 30 апреля 2008 г.
Судья Савеловского районного суда г. Москвы Ш.И.И.
с участием государственного обвинителя - старшего помощника Савеловского межрайонного прокурора г. Москвы Л.И.А.,
подсудимых А.Е.А. и О.А.Г.,
защитников - адвокатов Глазуновой М.А. и Витебского СЛ., представивших,
при секретаре Ф.С.В.,
а также потерпевших З.Н.С и К.А.П., представителя потерпевшего З.Н.С. - адвоката К.К.С, рассмотрев материалы уголовного дела в отношении
Аб.Е.А., родившегося. в г. Москве, проживающего по адресу: г. Москва, ул. К-а, д. 7, кв. 25, работающего в ООО «Н.К.» в г. Москве, с высшим образованием, холостого, без детей, гр-на РФ, несудимого,
О.А.Г., родившегося в г. Москве, проживающего по адресу: г. Москва, ул. К-а, д. 7, кв. 193, студента 3-го курса института (очная форма обучения), работающего водителем в ООО «А» в г. Москве, со средним специальным образованием, холостого, без детей, гр-на РФ, несудимого,
обвиняемых оба в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Аб.Е.А. и О.А.Г. совершили самоуправство, то есть самовольные, вопреки установленному законом и иными нормативными правовыми актами порядку действия, правомерность которых оспаривается потерпевшими, что причинило существенный вред, с применением насилия. Они же умышленно причинили средней тяжести вред здоровью, не опасный для жизни человека и не повлекший последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавший длительное расстройство здоровья, группой лиц.
Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В ночь с 20 на 21 ноября 2007 г. А. и О. на двух автомашинах в компании своих друзей и знакомых катались по Ходынскому полю, расположенному в районе дома 3 по Ходынскому бульвару г. Москвы. При этом Аб. катался вдвоем с К.А.А. на принадлежащей ей автомашине «Ауди A3» и сам управлял этой автомашиной. А О. вместе с другими их друзьями и знакомыми катался на принадлежащей А. автомашине «Мерседес ML320» и управлял ею.
Примерно в 1-ом часу ночи во время катания по полю в опасной близости от автомашины «Ауди», пересекая с левой стороны путь ее движения, проехала автомашина «Рено Меган», в которой находились водитель К.А.П. и его друг З.Н.О. Избегая столкновения с этой автомашиной, Аб. был вынужден сделать резкий поворот вправо. В результате этого управляемая им автомашина «Ауди» столкнулась с бетонным блоком, получила механические повреждения и фактически потеряла ход. Владельцу автомашины «Ауди» был причинен материальный ущерб, оцениваемый ориентировочно в 154.000 рублей. Находившаяся в салоне «Ауди» на правом переднем сиденье подруга А. – К. была сильно напугана неожиданным ударом машины об препятствие и сработавшими при этом в правой стороне салона подушками безопасности.
Считая, что в произошедшем столкновении автомашины «Ауди» с препятствием виновны лица, находившиеся в автомашине «Рено Меган», Аб., О., а также неустановленные лица вопреки закрепленному в п.п. 2.5 и 2.6 Правил дорожного движения РФ порядку действий водителей при дорожно-транспортных происшествиях (ДТП) совершили в отношении К. и З. самоуправные действия. Вместо остановки автомашины «Ауди» на месте происшествия, фиксации следов случившегося, записи свидетелей и вызова на место происшествия работников милиции Аб., О. и неустановленные лица сами стали разбираться с предполагаемыми виновниками ДТП. Будучи обозленными действиями К. и З., О. и неустановленное лицо вытащили из автомашины «Рено Меган» находившегося за рулем К., повалили его на землю и нанесли ему несколько ударов ногами по телу и голове. Когда же из салона этой же автомашины стал выходить З., Аб. и другое неустановленное лицо также повалили его на землю и нанесли ему несколько ударов ногами по телу и голове. После этого Аб. и О., ссылаясь на отсутствие у водителя К. документов на автомашину, приняли решение доставить К. и З. на их же машине в ОВД по Хорошевскому району, на территории которого произошло данное ДТП. Неустановленные лица силой посадили К. и З. на заднее сиденье автомашины «Рено Меган». Одновременно за руль этой машины сел Аб., а на пассажирское сиденье рядом с ним - О. В ходе словесной перепалки, произошедшей в салоне автомашины, А. и О. нанесли К. и З. по одному удару руками по лицам. Затем О. предложил З. выйти из машины на поле и умыться снегом, и в том момент, когда тот умывался, нанес ему удар ногой по лицу. Проехав по Ходынскому полю на «Рено Меган» некоторое расстояние, Аб. и О. отказались от своего намерения ехать в ОВД, вышили из машины и вернулись к своим друзьям и знакомым, ожидавшими их в автомашинах «Ауди» и «Мерседес». К. и З., оставшись в своей машине одни, уехали на ней с Ходынского поля, но неподалеку от него сидевший за рулем К. не справился с управлением, на скорости врезался в бордюрный камень и повредил свою машину, которая также потеряла ход.
В результате избиения З. была причинена закрытая черепно-мозговая травма: рвано-ушибленная рана верхней губы, кровоподтек спинки носа, ушиб головного мозга легкой степени, которая расценивается как причинившая вред здоровью средней тяжести по признаку длительности расстройства здоровья сроком более трех недель. А К. были причинены кровоподтеки левой орбитальной области, шеи, верхней губы; ссадины слизистой верхней губы, левого коленного сустава, которые не расцениваются как вред здоровью.
Таким образом, самоуправными действиями Аб. и О. потерпевшим З. и К. был причинен существенный вред, связанный с нанесением им указанных телесных повреждений и попыткой насильственного, вопреки их воле доставления их на их же автомашине в ОВД по Хорошевскому району.

Подсудимый Аб. виновным себя в совершении преступлений не признал. По существу обвинения показал, что у него есть свой автомобиль «Мерседес ML» серебристого цвета типа «джип». 20 ноября 2007 г. примерно в 23 часа во дворе своего дома он встретился со своими соседями О.А., Б.С., Р.Д. и А. Потом к ним присоединился В. Поговорив, они решили на двух машинах съездить на Ходынское поле и там покататься. Он вместе с А. сел в ее автомашину «Ауди A3» желтого цвета, управлял автомашиной он. О. с другими ребятами сел в его «Мерседес», управлял машиной О.. На поле он с А. ездил по кругу. Неожиданно с левой стороны перед «Ауди» появилась автомашина «Рено», которая проехала на близком расстоянии от них. Пытаясь уйти от столкновения с этой автомашиной, он резко свернул вправо и в результате столкнулся с прикрытым снегом бетонным блоком. С правой стороны «Ауди» сработали подушки безопасности. Он вышел из машины и увидел, что правая сторона машины повреждена, подвески переднего и заднего колес сильно деформированы. «Рено» проехало в сторону «Мерседеса» и остановилось неподалеку от него. Он на поврежденной «Ауди» с очень тихой скоростью, поскольку быстро она ехать уже не могла, подъехал в их сторону. Когда он подъехал к автомашинам, потерпевшие, в руках у которых имелись бутылки с пивом, и его друзья стояли на поле и ссорились. Он обратил внимание потерпевших на повреждения, которые получила «Ауди» по их вине, и предложил вызвать на место милицию. Однако потерпевшие заявили, что вызывать никого не надо, у них нет документов и высказали намерение уехать. Он попытался по мобильному телефону дозвониться по номеру «02», но номер не набирался. Поскольку оба потерпевших были в нетрезвом состоянии и не имели при себе документов на машину, он решил доставить их в ближайшее, 109-е отделение милиции (в настоящее время ОВД по Хорошевскому району) для разбирательства. Там могли проверить их на алкогольное опьянение и установить, чья это машина. Опасаясь, что сами потерпевшие туда не поедут и могут скрыться на своей машине, он решил отвезти их в милицию на их же «Рено». Поэтому он сел за руль «Рено», рядом с ним сел О., а потерпевших усадили на заднее сиденье этой машины. Они проехали небольшое расстояние, когда ему на мобильный телефон позвонила А.. Она находилась в истерике. Поэтому он остановил «Рено», вышел из машины и вернулся к А. Вслед за ним из машины вышел и О. Пока он успокаивал А., «Рено» тронулось с места и куда-то уехало. Вместе с А. он на «Ауди» стал выезжать с Ходынского поля на дорогу. Выехав на проезжую часть, А. сама села за руль «Ауди» и медленно поехала в сторону своего дома, но потом остановилась. В это время он на противоположной стороне дороги он увидел поврежденную автомашину потерпевших, которая вылетела на тротуар. Рядом с ней находились работники милиции из ППС и ДПС. Он направился к работникам милиции, чтобы сообщить о ДТП, которое произошло ранее с участием автомашин «Ауди» и «Рено». Однако работники ДПС не стали заниматься этим вопросом, сославшись на то, что обе машины уже уехали с места ДТП. Увидев его, потерпевший К. стал на него кричать и угрожать тем, что изобьет его, однако работники милиции придержали, его и он успокоился.- Потом он увидел мать З., которой К. сказал, что он, то есть Аб., бил ее сына. Мать З. удивилась: «Как же он мог бить? Он же чистый, без крови!». Он представился матери З., назвал свои фамилию и имя и постарался убедить в том, что не бил ее сына, предлагал ей записать номер своего контактного телефона, но она не стала его записывать. Потом он вернулся к «Ауди». Поскольку А. все еще пребывала в состоянии истерики, он попросил своих друзей отвезти ее на «Мерседесе» домой. Забрав у нее документы на машину, он потом вызвал эвакуатор и его помощью доставил «Ауди» в автосервис - ООО «Магистраль». Позднее по предложению страховой компании «Ауди» была помещена на ремонт в другой автосервис. Никого из потерпевших он не бил, ценности у них не требовал и не отбирал. Наоборот сами потерпевшие предлагали ему денег, но он них отказался, поскольку рассчитывал отремонтировать «Ауди» за счет страховой компании. Автомашину «Рено» он похищать не собирался. Если бы ему нужно было ее похитить, он бы в той обстановке легко это осуществил. Уверен, что никто из его товарищей, находившихся на поле, телефон у З. не похищал, у каждого из них имеется по несколько своих телефонов. Считает себя виновным в самоуправных действиях, связанных с тем, что он не вызвал на место ДТП работников ГИБДД.
Подсудимый О. виновным себя в совершении преступлений не признал. По существу обвинения показал, что вечером 20 ноября 2007 г. он, Аб.Е., Б. С., Р. Д., девушка по имени А., и парень по имени В. решили съездить на Ходынское поле и покататься там на машинах Аб. с А. поехали в ее «Ауди», а он с остальными ребятами - в принадлежащем Аб. «Мерседесе». На Ходынском поле они катались в разных его концах. Он видел на поле автомашину «Рено». Спустя какое-то время Б. обратил его внимание на то, что с Аб. что-то случилось. Он заметил, что в их сторону движется «Рено». Он «поморгал» этой машине фарами и «Рено» остановилось неподалеку от них. Из него вышли двое потерпевших. В руках у обоих были бутылки пива. Он и В. тоже вышли из «Мерседеса». Кондратьев стал приближаться к нему, держа в руке бутылку за горлышко. Он подумал, что тот хочет его ударить, и оттолкнул его. Тот упал и сразу поднялся. Что происходило между В. и З., он не видел. Через несколько минут к ним подъехал Аб. и сказал, что надо вызвать ГАИ. К. предложил все решить на месте, без ГАИ. А. плакала, ее машина была разбита. Аб. стал звонить с мобильного телефона по номеру «02», но дозвониться не смог, после чего предложил отвезти потерпевших на их машине в 109-е отделение милиции. Потерпевшие подчинились и сами сели на заднее сиденье «Рено», за руль сел Аб., а он сел рядом с ним. Поскольку у потерпевших не было документов на машину, они хотели проверить в милиции, кому она принадлежит и не находится ли в угоне. Оставлять машину «Рено» в поле без присмотра они не хотели. Они проехали небольшое расстояние, как Аб. на мобильный телефон позвонила А. Аб. остановил машину и вышел из нее. Потом и он, то есть О., тоже вышел из нее. Увидел, что А., плача, одна уходит с площадки в сторону леса. Аб. побежал за ней и привел ее обратно. После этого Аб. с А. сели в «Ауди» и медленно поехали в сторону дороги. Он с ребятами на «Мерседесе» поехали в том же направлении. Через некоторое время на другой стороне дороги они заметили ту самую автомашину «Рено», которая наехала на бордюр. Потом Аб. попросил их отвезти на «Мерседесе» А. домой, а сам остался с ее машиной. Ценностей от потерпевших он с Аб. не требовал, их машину похищать не собирался.

Виновность подсудимых Аб. и О. в совершении преступлений подтверждается следующими доказательствами.

- показаниями потерпевшего З.Н.О. о том, что вечером 20 ноября 2007 г. он поссорился со своей матерью и решил уйти из дома, чтобы прогуляться. Он позвонил своему другу К. А., и тот согласился заехать за ним на своей машине. Спустя некоторое время К. заехал за ним, и они на автомашине «Рено Меган» приехали на Ходынское поле в район Ледового дворца. По дороге он купил себе две бутылки пива. Они сидели в машине и выходили из нее лишь несколько раз покурить. Через некоторое время с двух сторон от них остановились две автомашины - «Ауди» желтого цвета и «Мерседес». Из нее вышили несколько молодых мужчин, которые подошли к ним и вытащили К. с водительского сиденья на улицу. Он, то есть З., сам вышел из машины, и его тут же положили на землю лицом вниз. Находившиеся возле него двое мужчин сообщили, что они являются сотрудниками ФСБ, и стали бить его ногами по голове. Всего ему было нанесено по голове около десяти ударов. Кто именно вытаскивал К. из машины, он не видел. Среди тех двоих, что его били по голове, подсудимых Аб. и О. не было. Когда его прекратили бить, он поднялся с земли и попытался выяснить, что произошло. Находившийся рядом с ним молодой человек (в суде он опознал его в свидетеле защиты Б.) сказал: «Все вопросы к ним!», и указал на стоявшую возле машины «Рено» группу парней, примерно из восьми человек. Он направился к ним, но его насильно посадили на заднее сиденье их автомашины «Рено», где уже сидел К. После этого за руль «Рено» сел Аб., а рядом с ним на пассажирское сиденье О. Аб. показал им какое-то удостоверение и представился: «Я сотрудник ФСБ Е. Аб. Машину у вас забираем и везем вас в милицию». Он стал спрашивать у Аб. и О., может быть им нужны деньги, но те отвечали, что им нужна машина. В какой-то момент Аб. толкнул его в лицо, отчего он откинулся на спинку сиденья. После этого их куда-то повезли. Как ему показалась, их машина, которой управлял Аб., все время ехала по кругу. В ходе поездки Аб. и О. спрашивали у них, чья это машина и где на нее документы. К. отвечал, что машина принадлежит его матери, но документов на нее у него нет. Спрашивали также про ценные вещи и кошельки, но не обыскивали их и ничего не забирали. Когда они сами предлагали Аб. и О. деньги, то им отвечали, что деньги им не нужны, а нужна только машина. Аб. и О. говорили, что отвезут их в 109-е отделение милиции (ОВД по Хорошевскому району, на территории которого происходили события). В результате избиения у него оказалась порванной верхняя губа, отчего из раны сильно шла кровь, и все лицо было в крови. Он очень плохо себя чувствовал. Поэтому когда Аб. остановил «Рено» возле «Мерседеса» и стал с кем-то разговаривать через окно, он стал кричать, что ему очень плохо и он сейчас умрет, вновь предложил Аб. и О. денег. Орлов сказал, что у него всего лишь сломан нос, вышел из машины, открыл дверь с его стороны и сказал ему, чтобы он также вышел и умылся снегом. Когда он нагнулся и начал умываться снегом, О. нанес ему удар ногой по лицу. Он стал нецензурно ругаться на О.., на что тот сказал: «Заткнись и иди в машину». Он подчинился его команде, сел в машину, и они снова куда-то поехали. Через некоторое время Аб. спросил у них ключи от машины, на что К. ответил, что ключей у него нет. Вскоре Аб. остановил «Рено», не заглушая двигатель, вышел из машины и направился в сторону «своих» машин. Вслед за ним из машины вышел и О. Воспользовавшись моментом, К. перепрыгнул с заднего сиденья за руль и двинулся с места. Они попытались скрыться от мужчин, которые на них напали, но врезались в бордюр, двигатель машины заглох и «Рено» остановилось. В это время их догнал «Мерседес». Из него вышло четверо мужчин, Аб. и Орлова среди них не было. Мужчины вытащили его и К. из машины. Двое мужчин, среди которых был тот, кто до этого бил его ногами, повалили его на землю, а затем положили на капот. На этот раз мужчины его не били, но требовали, чтобы он перестал кричать, угрожая, в противном случае убить. Он почувствовал, что кто-то «шарит» у него по карманам, но не заметил, чтобы из карманов что-то вытаскивали. Затем кто-то из нападавших крикнул: «ППС, сматываемся!», после чего все четверо сели в «Мерседес» и уехали. К ним подъехали работники милиции, которым К. стал что-то объяснять, а он стал нецензурно ругаться, а потом упал в обморок. Он не помнит, как к ним приехала его мать. Со слов матери, ему известно, что к ним подъезжал Аб. Позднее он обнаружил пропажу из кармана своих джинсов мобильного телефона. Он считает, что сам выпасть из кармана телефон не мог. В кармане куртки у него находился кошелек, в котором была какая-то сумма денег (обычно у него с собой бывает около 1.500 рублей). Кошелек с деньгами оказался на месте, был не тронут. Спустя несколько дней к нему в больницу приехал участковый уполномоченный милиции, который показал ему фотографии Аб., О. и еще одного парня, который находился в их группе, но ничего не делал. Он опознал всех этих людей.
- заявлением потерпевшего З.И.О. от 24 ноября 2008 г. о том, что 21 ноября 2007 г. в период с 1 до 4 часов на ул. Академика Сухого возле Ледового дворца ночи неизвестные граждане нанесли ему побои. Один из этих неизвестных представился Аб. Е. (т. 1 л.д. 5).
- показаниями потерпевшего К.А.П. о том, что он по доверенности пользуется автомобилем «Рено Меган», который принадлежит его матери. Вечером 20 ноября 2007 г. к нему позвонил его друг З.Н., который сообщил, что он поругался с матерю и предложил встретиться, чтобы прогуляться. На своей машине он заехал к З. домой, и они вместе приехали на Ходынское поле. Когда они остановились, то он видел, что на площадке для тест-драйва ездило несколько автомобилей. Через некоторое время к ним с двух сторон подъехали две автомашины «Ауди» и «Мерседес». Из «Мерседеса» вышло несколько молодых мужчин. К нему, то есть К., подошли подсудимый О. и кто-то еще и вытащили его из машины. О. сказал, что они задели их автомашину, стал толкать его в грудь и нецензурно ругаться. Он попытался объяснить, что это не так, но О. сказал, чтобы он замолчал, ударил его и толкнул. От толчка он споткнулся и упал на землю. После этого О. ударил его по голове и по телу, сказал, чтобы он лежал на земле и куда-то отошел. Одновременно с ним с пассажирского сиденья его автомашины был вытащен З. Считает, что З. вытащил Аб. и кто-то еще. Лежа на земле, видел, что З. также лежит на земле, и его бьют двое мужчин, а еще двое стоят рядом. Утверждает, что одним из тех, кто бил З., был Аб. Потом какие-то двое парней посадили его, то есть К., на заднее сиденье его автомашины. Вслед за ним на то же сиденье посадили З. На водительское место «Рено» сел А., а на пассажирское сиденье рядом с ним – О. Аб. сказал, что его зовут Е.Аб., и показал им какое-то удостоверение с его фотокарточкой. Он ответил, что ему наплевать, откуда Аб., но его срочно требуется медицинская помощь. После этого Аб. ударил его по лицу, а О. толкнул ладонью в голову З. Подсудимые стали спрашивать о том, чья это машина, на что он ответил, что машина принадлежит его матери, но документов на машину у него нет. Потом Аб. повел их «Рено» на площадку для тест-драйва и 10-15 минут катался по этой площадке. Затем остановив «Рено», Аб. через открытое окно стал о чем-то разговаривать со своими знакомыми, находившимися в «Мерседесе». В это время О. сказал З., чтобы тот вышел из машины и умылся снегом. Когда О. и З. вернулись в машину, Аб. спросил у О.: «Может в 109-е засадим их?». Ответа не последовало. Проехав еще некоторое расстояние, Аб. сказал, что они их, то есть К. и З., сейчас высадят, а машину заберут. Потребовал документы и ключи на машину. Хотя документы на машину лежали на полочке под приборной панелью, он, то есть К., ответил, что их у него нет, а машина заводится с помощью карточки. Затем Аб. остановил их машину, вышел из нее и направился к своим знакомым, сидевшим в «Мерседесе». Вслед за ним вышел и О. Воспользовавшись этим, он перепрыгнул на водительское сиденье «Рено» и попытался уехать от Аб. и О. Но вскоре их машину занесло, она ударилась об бордюр, и ее двигатель заглох. Потом к ним подъехал «Мерседес», из него вышли мужчины, которые вытащили З. из салона. Кто-то открыл дверь со стороны водителя и попытался ударить его по голове, но он уклонился от удара. Тут же он услышал крик: «ДПС, бежим!». Мужчины сели в свою машину и куда-то уехали. Как он считает, эти мужчины хотели им отомстить за то, что они попытались скрыться. Подъехавшим работникам милиции З. рассказал о случившемся. Он решил по мобильному телефону З. позвонить его матери, и тогда обнаружилось, что у З. из кармана джинсов пропал его телефон. Тогда он позвонил матери Злобина со своего телефона и вызвал ее на место. Поскольку З. стало плохо, то работники милиции вызвали ему скорую помощь. К тому времени, когда З. уже находился в машине скорой помощи, к ним подъехала та самая автомашина «Ауди». За рулем ее находилась девушка. Из машины вышел Аб. и направился к ним. В разговоре с матерью З. Аб. утверждал, что не бил ее сына.
На следующий день он обратился с заявлением в милицию. В служебном кабинете участкового уполномоченного милиции вместе с ним и матерью З. он в сети интернет вошел на сайт «Одно-ки» и там отыскал сведения, касающиеся Аб.Е. с его фотографией. Там же среди друзей Аб. были размещены фотографии О.А. и еще одного парня, который был в ту ночь с ними, но не привлечен к уголовной ответственности.
- заявлением потерпевшего К.А.П. о том, что 20 ноября 2007 г. в период с 00 часов до 3 часов ночи возле дома 5 по Ходынскому бульвару неизвестные лица избили его и его друга. У него ничего не пропало. Материального ущерба ему не причинено (т. 1 л.д. 3).
- показаниями свидетеля К.А.А. о том, что она проживает по соседству с Аб. Е. и находится с ним в дружеских отношениях. В ночь с 20 на 21 ноября 2007 г. она с Аб. на ее машине «Ауди A3» желтого цвета катались по Ходынскому полю. Ее машиной управлял Аб. Вместе с ними был О. А., который с другими ребятами катался на джипе серебристого цвета. Все они были трезвыми. Примерно в 1 час ночи они с Аб. сделали по площадке несколько кругов и на очередном круге откуда-то вылетела и их «подрезала» автомашина «Рено» бордового цвета. В результате этого их автомашину занесло, и она сильно ударилась об бордюр. От удара с ее стороны (она сидела на переднем пассажирском сиденье) сработали две подушки безопасности, что ее очень испугало. Ее машина получила повреждения с правой стороны. В частности, правое заднее колесо было вывернуто почти под прямым углом, и машина могла ехать с очень медленной скоростью. После столкновения Аб. вышел из ее машины и куда-то ушел. Она пришла в себя, осмотрела свою машину, села за руль и медленно доехала с площадки до дороги. Там она остановилась и стала ждать своих ребят. Через некоторое время к ней кто-то подошел, а кто-то подъехал из их компании. Поскольку было уже поздно, Аб. предложил, чтобы ребята, которые были с О. в джипе, увезли ее домой. Кто-то из ребят в 3-ем часу ночи привез ее на джипе домой. Аб. остался на Ходынском поле с ее машиной и должен был доставить ее в автосервис. В это время на другой стороне проезжей части она видела автомашину «Рено» и работников милиции в форме. Утром она узнала, что Абрамов действительно поставил ее машину в ближайший автосервис, но потом по требованию страховой компании перевез ее в другую ремонтную мастерскую. Что за конфликт произошел между Абрамовым и его друзьями с теми, кто находился в «Рено», она не видела. Поскольку ее машина после наезда на бордюр ездила с трудом, она не могла своей машиной перегородить и блокировать путь движения автомашине «Рено» (как об этом заявляют потерпевшие).
- копиями представленных в суд документов - свидетельства о регистрации транспортного средства и доверенности, подтверждающих, что свидетель К.А.А., проживающая на ул. К-а в соседнем доме с подсудимыми Аб.Е.А. и О.А.Г., по доверенности ее матери Л.М.В. действительно пользуется автомашиной «Ауди A3» государственный регистрационный знак К ххх НС 97 с кузовом желтого цвета (документы приобщены к протоколу судебного заседания).
- представленными в суд подсудимым Аб.Е.А. оригиналами договора заказ-наряда на работы № 650, заявки на ремонт автомобиля и фотографиями к ним, сделанными работниками автомастерской. Согласно этим документам, 21 ноября 2007 г. в 8 часов утра в ООО «М. А», расположенное по адресу: г. Москва, ул. 1-я М-я, д. 18 (в непосредственной близости от Ходынского поля) был доставлен для ремонта автомобиль «Ауди A3» государственный регистрационный знак К ххх НС 97 с кузовом желтого цвета, принадлежащий гр-ке Л.М.В. На автомобиле имеются значительные повреждения кузова, подвески и других частей с правой стороны. Повреждена правая потолочная подушка безопасности. Подлежит замене автоматическая коробка переключения передач. Ориентировочная стоимость ремонтных работ, запчастей и расходных материалов определена работниками мастерской в 154.000 рублей. Договор, а также заявка на ремонт автомобиля от имени заказчика подписаны подписью, внешне схожей с подписью подсудимого Аб.Е.А. Имеются подписи работника автомастерской и оттиски печати (документы приобщены к протоколу судебного заседания).
- показаниями свидетеля Б.С.Т. о том, что 20 ноября 2007 г. около 23 часов во дворе домов, где он проживает, он встретился с Аб.Е., О.А., Р.Д. и девушкой по имени А.(К.). Позднее к ним подошел парень по имени В., которого он видел впервые. Все вместе они решили на двух автомашинах - «Мерседесе», принадлежащем Аб., и «Ауди», принадлежащей А., поехать на Ходынское поле покататься. Аб. сел за руль «Ауди»
и поехал с А., а за руль его «Мерседеса» сел О., вместе с которым находились остальные парни. Все были трезвыми. На Ходынском поле они катались в разных концах, на расстоянии примерно 100-120 м друг от друга. Там же площадке каталась автомашина «Рено Меган». Он заметил, что в какой-то момент «Рено» «подрезало» автомашину, которой управлял Аб. Уходя от столкновения, автомашина «Ауди» ударилось об
какое-то препятствие. Она остановилась и у нее стала мигать аварийная сигнализация.
После этого автомашина «Рено» развернулась и поехала в сторону «Мерседеса». Когда она поравнялась с «Мерседесом», у нее опустилось стекло возле пассажирского сиденья, из окна высунулся парень, который сделал им рукой неприличный жест. Потом «Рено»
остановилось и из него вышли потерпевшие. В руках у них были бутылки с пивом, они крикнули что-то вроде: «Ну что вам надо?». К этому времени из «Мерседеса» навстречу им вышли О. и В.О. подошел к водителю «Рено» К. Тот сделал шаг навстречу, как ему показалось, хотел ударить О., но О. его опередил и
толкнул его, отчего К. упал на землю. В свою очередь В. подошел к пассажиру «Рено» З. и ударил его. Затем к ним на медленной скорости подъехала «Ауди». Из нее вышел Аб., который указав К. на повреждения на этой
машине, предложил вызвать на место работников ДПС. Однако К. заявил, что у него нет документов на машину и вызывать работников ДПС не надо, предлагал какие-то
деньги. В связи отсутствием у водителя «Рено» документов, Аб. и О. решили доставить водителя и пассажира в 109-е отделение милиции (ОВД по Хорошевскому району). Они посадили потерпевших на заднее сиденье «Рено», Аб. сел за руль этой машины, а О. рядом с ним. Однако когда автомашина «Рено» проехала небольшое расстояние, А. стала звонить Аб. на мобильный телефон. «Рено» остановилось, Аб. и О. вышли из машины и вернулись к ним. Сразу после этого автомашина «Рено» тронулась с места и уехала, скрывшись из глаз. Посовещавшись, они решили
своим ходом довезти «Ауди» до места жительства Ани и на двух машинах поехали с Ходынского поля. Когда они выехали на проезжую часть, то увидели в стороне разбитую машину «Рено», которая частично залетела на бордюр. Возле «Рено» находились потерпевшие, работники ППС, ДПС и скорой помощи. Аб. подошел к работникам милиции и о чем-то с ними поговорил. Потом он вернулся к ним и попросил отвезти А. домой, а сам остался с поврежденной «Ауди».
В судебном заседании потерпевшие З. и К. опознали свидетеля Б., как человека, находившегося в компании подсудимых Аб. и О. во время конфликта с ними.
- показаниями свидетеля Р.Д.В. о том, что он проживает по соседству с Аб. Е. и О. А. Вечером 20 ноября 2007 г. во дворе своего дома он встретился с Аб., О., Б. С., девушкой по имени А. и парнем по имени В. Немного поговорив, они решили съездить на Ходынское поле и покататься там на машинах. Аб. сел за руль машины А. «Ауди A3» желтого цвета, а О. сел за руль машины Аб. «Мереседес ML320». Все остальные парни сели в машину к О. Приехав на поле, они стали кататься. В это время на поле находилась еще одна машина - «Рено Меган» красного цвета. В какой-то момент «Мерседес» и «Ауди» оказались на разных сторонах площадки, на расстоянии 100-150 м друг от друга. В этот момент Б. обратил его внимание на то, что происходит на другом конце площадки. Он увидел, что «Рено» перегородило путь движения «Ауди», а потом поехало в их сторону. Когда «Рено» проезжало мимо «Мерседеса», сидевший в этой машине пассажир через открытое окно показал им рукой неприличный жест. Потом «Рено» остановилось и из него вышли потерпевшие, в руках у обоих были бутылки с пивом. Из «Мерседеса» вышли О. и В., а уже позднее он и Б. Потерпевшие с агрессивным видом пошли навстречу О. и В. Когда они встретились, О. толкнул водителя «Рено» К., отчего тот упал, а В. рукой нанес удар пассажиру З. Затем к ним с очень медленной скоростью подъехала «Ауди», из которой с водительского места вышел Аб. Колеса у машины были вывернуты в разные стороны. На переднем пассажирском сиденье сидела А., возле которой висели подушки безопасности. Аб. подошел к потерпевшим и стал говорить, что из-за них «Ауди» получила повреждения и теперь необходимо оформить ДТП. Он спросил у потерпевших документы на их машину, но те ответили, что документов у них нет. Кроме того, потерпевшие утверждали, что в ДТП не виноваты. Тогда Аб. предложил им вместе проехать в 109-е отделение милиции и там во всем разобраться. Потерпевшие против этого возражали. Тогда парни посадили потерпевших на заднее сиденье «Рено». За руль этой машины сел Аб., а на пассажирское сиденье рядом с ним О. Проехав небольшое расстояние, «Рено» остановилось. Аб. и О. вышли из машины и вернулись к «Ауди». Из-за произошедшей аварии у А., сидевшей в этой машине, случилась истерика. Тем временем «Рено» выехало с площадки на дорогу и скрылось из глаз. Оно посовещались и решили, что «Ауди» необходимо своим ходом добраться до ближайшего автосервиса. Медленно на двух машинах они доехали до дороги и вскоре увидели на противоположной стороне стоявшую на обочине ту самую автомашину «Рено». Колеса у него были вывернуты. Возле «Рено» находились две машины милиции и машина скорой помощи. Аб. вышел из «Ауди» и направился к «Рено». Находившийся возле своей машины потерпевший К. стал кричать, что Аб. его избил, ругаться на него матом, и попытался его ударить, но работники милиции пресекли его действия. В разговоре с работниками милиции, которые подходили к «Ауди», Аб. представился и говорил о необходимости оформления ДТП. Поскольку А. было плохо, Аб. попросил ребят отвезти ее на «Мерседесе» к ней домой, а сам остался в поврежденной «Ауди» на дороге.
- показаниями потерпевшей Н.Т.Б. о том, что З.Н. ее сын. Вечером 20 ноября 2007 г. он поссорилась со своим сыном, и тот ушел из дома. В 3 часа ночи к ней позвонил друг сына К. А. и сообщил, что на них напали, избили и Н. очень плохо. После этого звона она приехала на Ходынское поле. Там возле машины «Рено» застала К. Рядом находились две милицейские машины и два работника милиции. Они стали ждать приезда скорой помощи, которая должна была оказать помощь Н. В это время увидела, что в их сторону вместе с двумя работниками милиции идет подсудимый Аб. К. стал кричать, что это он избил Н. Когда А. подошел к ним, она у него спросила, зачем он избил ее сына, на что тот ответил, что он его не бил. В тот время она не знала, как его зовут. Аб. ей представился, сказал, что его зовут Е.Аб., сам он закончил юридический вуз, является юристом, и предложил ей записать номер его мобильного телефона. Но поскольку в это время врачи стали заниматься ее сыном, ей было не до того, и телефона Аб. она не записала. На следующий день вместе с К. она приехала в ОВД по Хорошевскому району, откуда их отправили к участковому уполномоченному. В кабинете у участкового они через сеть интернет они вошли на сайт «Одн-ки» и по имени Аб.Е. нашли фотографию и анкетные данные подсудимого, а также фотографии его друзей. Сын рассказывал, что после нападения у него пропал мобильный телефон, который находился в кармане его джинсов.
- заявлением свидетеля Н.Т.Б. на имя начальника ОВД по Хорошевскому району о том, что 21 ноября 2007 г. в 4-ом часу ночи на ул. Авиаконструктора Сухого ее сын был избит компанией молодых людей, один из которых называл себя Аб.Е. (т. 1 л.д. 2).
- показаниями свидетеля П.А.В. о том, что он работает инспектором ППС УВД по САО г. Москвы. В ночь с 20 на 21 ноября 2007 г. он вместе с инспекторами О. и С. на милицейской автомашине патрулировал территорию Хорошевского района. Следуя по своему маршруту, они на Ходынском бульваре возле светофора увидели двух молодых людей - потерпевших по настоящему делу, которые выталкивали свой автомобиль «Рено Меган» с обочины на дорогу. Одно из колес этого автомобиля было повреждено. Потерпевшие по внешнему виду находились в нетрезвом состоянии, особенно один из них, потом ему стало плохо. Когда они остановились возле этих парней, те с вызывающим видом стали предъявлять к работникам милиции претензии, говорили, что их избивают, а милиция не работает. Парни им также рассказали, что они катались на своей машине и поцарапали другую машину. Чтобы с ними ничего не сделали плохого, они уехали с места происшествия. У этих парней не было с собой документов на машину, поэтому он предложил им позвонить кому-либо, кто может привезти документы. Одновременно они вызвали по рации сотрудников ДПС, а парни по телефону вызвали мать одного из них. Вскоре неподалеку от них остановилась автомашина «Ауди» желтого цвета, в которой находились девушка и, как теперь известно, подсудимый Аб. Аб. вышел из «Ауди» и подошел к ним. Он пояснил, что потерпевшие повредили их машину. В той обстановке они, то есть работники милиции, не воспринимали З. и К. как потерпевших. Оба они были в шоковом состоянии, связанном со столкновением их автомашины «Рено» с бордюрным камнем. В результате столкновения их автомашина перелетела за бордюр и находилась на обочине. До приезда Аб. К. указывал на все проезжающие мимо них автомашины, всего около пяти, и утверждал, что их водители участвовали в его избиении. Потерпевшие утверждали, что их избили, хотя особых телесных повреждений на их лицах он не заметил. О том, что Аб. и другие пытались похитить их автомашину и похитили у них телефон, потерпевшие ничего не сообщали. Утверждения К. об их избиении Аб. вызвали у них, то есть работников милиции, сомнения, поэтому они не сочли необходимым Аб. задержать.
- показаниями свидетеля О.Д.В. о том, что он работает инспектором ППС УВД по САО г. Москвы. В ночь с 20 на 21 ноября 2007 г. он на милицейской автомашине вместе с другими работниками милиции патрулировали территорию Хорошевского района. Следуя по своему маршруту, они увидели на тротуаре автомашину-иномарку и возле нее двух молодых людей. Переднее колесо на этой автомашине было сломано. Они подъехали к этим молодым людям - потерпевшим по делу, попросили у них документы и стали выяснять, что случилось. Потерпевшие, от которых пахло спиртным, заявили, что документов у них нет. Неожиданно один из потерпевших упал. После этого они вызвали ему скорую помощь. Затем приехала мать этого потерпевшего. После приезда скорой помощи в стороне от них остановилась автомашина «Ауди» желтого цвета, в салоне которой сидела девушка. К ним подошел подсудимый Аб. Потерпевший К. стал кидаться на него, ругаться матом и кричать, что Аб. его избил. Аб. был спокоен и стал рассказывать про какое-то ДТП. Про хищение у них автомашины и телефона потерпевшие им ничего не сообщали.
- показаниями свидетеля С.С.А. о том, что он работает милиционером-водителем в ППС УВД по САО г. Москвы. В ночь с 20 на 21 ноября 2007 г. он на милицейской автомашине вместе с инспекторами ППС П. и О. патрулировал территорию Хорошевского района. После полуночи, проезжая возле Ледового дворца, они заметили на тротуаре автомашину-иномарку красного цвета, а рядом с ней двух молодых людей - потерпевших по настоящему делу. У автомашины было повреждено левое переднее колесо, оно было вывернуто под углом 45 градусов к плоскости дороги. У него сложилось мнение, что машина ударилась об бордюрный камень. Оба потерпевших толкали машину спереди назад. Сначала к ним вышли П. и О., а спустя некоторое время и он. На их расспросы потерпевшие ничего вразумительного пояснить не могли, говорили, что просто катались. По внешнему виду оба они находились в нетрезвом состоянии. Крови и телесных повреждений на их лицах он не видел. На предложение работников милиции предъявить документы, удостоверяющие их личности, а также на машину, потерпевшие пояснили, что документов у них нет. Через некоторое время один из потерпевших – З. упал. Другой потерпевший – К. потребовал, чтобы они вызвали скорую помощь, и стал звонить матери З. Вскоре приехала скорая помощь и мать З. Затем на некотором расстоянии от них остановилась автомашина «Ауди» желтого или зеленого цвета. Из нее вышел подсудимый Аб. и подошел к ним. Не помнит, разговаривал ли Аб. о чем-нибудь с К. или матерью З. и о чем именно. Никто из потерпевших им не жаловался на то, что Аб. или кто-то другой пытался похитить их автомашину, мобильный телефон или другие вещи. Никаких оснований для задержания Аб. у них не имелось.
- телефонограммой в ОВД по Хорошевскому району из городской больницы № 36 о том, что 21 ноября 2007 г. в 4 часа 35 минут скорой помощью 769015 в больницу был доставлен гр-н З.Н.О. Диагноз: ЗЧМТ, СГМ, ушиб головы, алкогольное опьянение. Отпущен домой (т. 1 л.д. 8).
- справкой из больницы № 36 аналогичного содержания (т. 1 л.д. 15).
- заключением эксперта, согласно которому у З.Н.О. зафиксированы повреждения - закрытая черепно-мозговая травма: рвано-ушибленная рана верхней губы, кровоподтек спинки носа, ушиб головного мозга легкой степени. Выявленные повреждения составляют комплекс единой травмы, которая могла образоваться в результате ударных воздействий твердого тупого предмета (предметов) либо о предмет (предметы), возможно, 21 ноября 2007 г. и расценивается как причинившая вред здоровью средней тяжести по признаку длительности расстройства здоровья сроком более трех недель.
В исследовательской части заключения со ссылкой на сопроводительный лист скорой помощи № 769015 и протокол медицинского освидетельствования, проведенного в больнице № 36, указано, что указано, что З. поступил в больницу в состоянии алкогольного опьянения (т. 1 л.д. 147-152).
- заключением эксперта, согласно которому у К.А.П. зафиксированы повреждения - кровоподтеки левой орбитальной области, шеи, верхней губы; ссадины слизистой верхней губы, левого коленного сустава. Данные повреждения могли образоваться в результате ударных и скользящих воздействий твердого тупого предмета (предметов) либо о предмет (предметы), возможно, 21 ноября 2007 г. и не расцениваются как вред здоровью (т. 1 л.д. 135-137).
- показаниями в судебном заседании судебно-медицинского эксперта С.Т.Н., давшей оба заключения. На допросе в суде С. подтвердила выводы проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз. Также показала, что телесные повреждения у потерпевшего З. могли возникнуть как в результате ударных воздействий тупого предмета (предметов), так и при его падении с высоты собственного роста. Кроме того, показала, что телесные повреждения или часть из них у обоих потерпевших могли образоваться от ударов об твердые предметы, расположенные в салоне автомашины, при ударе этой автомашины, следовавшей с большой скоростью, об бордюрный камень.
- протоколом осмотра автомашины «Рено Меган» красного цвета, проведенного с участием потерпевшего К.А.П. 21 ноября 2007 г. в 15-ом часу возле дома 5 по Ходынскому бульвару г. Москвы. Согласно протоколу, на заднем пассажирском сиденье обнаружена бейсболка черного цвета с пятнами вещества красно-бурого цвета (т. 1 л.д. 10-12).
- заключением эксперта, согласно которому на бейсболке, изъятой при осмотре автомашины обнаружена кровь человека (т. 1 л.д. 114).
Оценив все приведенные доказательства в их совокупности, суд находит вину Аб. и О. в совершении преступлений доказанной.

Действия Аб. и О. органом расследования квалифицированы по ч. 3 ст. 162 УК РФ, как разбойное нападение, совершенное ими по предварительному сговору с другими лицами, и имеющее целью похищение принадлежащей К. автомашины «Рено Меган» стоимостью 340.000 рублей. В обвинительном заключении утверждается также, что позднее неустановленные лица, действующие по предварительному сговору с Аб. и О., уже, после того как автомашина «Рено Меган» уехала с места происшествия, столкнулась с бордюрным камнем и остановилась, догнали К. и З. вновь подвергли их избиению и открыто похитили их кармана джинсов З. его мобильный телефон с СИМ-картой общей стоимостью 6.000 рублей.
Суд считает, что обвинение Аб. и О. в разбойном нападении представленным суду доказательствами не подтверждено, и в значительно мере основано на предположениях.
По показаниям подсудимых, свидетелей К., Б. и Р. все они приехали в ночное время на Ходынское поле покататься на своих автомашинах. Никаких доказательств, указывающих на то, что они приехали на это поле с какой-то иной, в том числе преступной, целью нет. Суд считает установленным, в том числе и дополнительно представленными документами, что во время «свободного» катания по полю управляемая Аб. автомашина «Ауди» столкнулась с препятствием, в результате чего получила значительные повреждения и фактически потеряла ход. Несмотря на то, что оба потерпевших отрицают какое-либо отношение к данному столкновению, суд считает, что управляемая Кондратьевым автомашина «Рено Меган» во время движения по полю действительно каким-то образом, возможно, и без формального нарушения правил дорожного движения, создала опасное препятствие на пути движения «Ауди». Это препятствие вынудило Аб. сделать резкий поворот, приведший к столкновению с бетонным блоком. Нельзя исключить и того, что при совершении маневра на поле сами потерпевшие могли и не заметить, что создали опасность для другой автомашины, следовавшей позади них.
Суд считает бездоказательным содержащееся в обвинительном заключении утверждение о том, что у Аб., О. и неустановленных лиц возник умысел на совершение разбойного нападения, все соучастники вступили в преступный сговор, направленный на хищение автомашины К., и распределили преступные роли между собой. Характер действий Аб., О. и неустановленных соучастников свидетельствует о том, что эти действия представляли собой противоправную ответную реакцию на созданную, как они считали по вине, потерпевших, опасную дорожно-транспортную ситуацию, в результате которой серьезно пострадала автомашина «Ауди».
Такой вывод можно сделать, в том числе и из показаний самих потерпевших. Так, потерпевший К. показал, что еще до начала его избиения подошедший к нему О. заявил, что они поцарапали их машину. Далее, находясь в салоне автомашины «Рено Меган», подсудимые, хотя и интересовались наличием у потерпевших денег и ценностей, их не обыскивали и ничего из этих ценностей не забирали. Более того, подсудимые отказывались от денег, которые предлагали им сами потерпевшие.
Для суда является очевидным, что в той конкретной обстановке Аб., О. и другие лица, если бы они действительно намеревались похитить автомашину «Рено Меган», легко могли бы это сделать. Конфликт с потерпевшими происходил в разгар ночи, в безлюдном месте, а нападавшие имели заметное численное превосходство. После того, как оба потерпевших были вытащены из машины, избиты и морально подавлены, Аб. и О. имели полную возможность завладеть их машиной и скрыться на ней от потерпевших. Никакой необходимости насильно сажать в эту же машину самих потерпевших, и похищать машину вместе с ними, если бы они действительно собирались это сделать, у подсудимых не было.
Утверждение в обвинительном заключении о том, что похищение автомашины «Рено Меган» не состоялось из-за того, что подсудимые не смогли получить на нее документы и ключи, суд находит не состоятельным. Машина была на ходу, ее двигатель работал, чего было вполне достаточно для того, чтобы уехать на ней. Документов, оформленных на имя настоящих владельцев «Рено Меган», для похищения этой машины также не требовалось.
Суд считает, что насильственные действия, совершенные Аб., О. и другими лицами в отношении потерпевших, были обусловлены не намерением завладеть их машиной, а обозленностью и эмоциональным возбуждением, обусловленными серьезным повреждением автомашины «Ауди», произошедшим, как они считали по вине потерпевших. Оба подсудимых, а также другие лица из их компании в суде показали, что при попытке разобраться в обстоятельствах случившегося потерпевшие заявили, что никаких документов, в том числе на автомашину «Рено Меган», у них нет. Именно поэтому, а также в связи с тем, что оба потерпевших находились в нетрезвом виде, было принято решение доставить их обоих на их машине в ближайшее отделение милиции. Владелец автомашины - потерпевший К. в суде подтвердил, что на вопросы подсудимых о документах на машину он неизменно отвечал, что их у него нет (хотя, как он утверждает, на самом деле они находились в машине на полке под приборной панелью).
С другой стороны, допрошенные в суде работники милиции - свидетели П., О. и С. независимо друг от друга показали, что, увидев ночью возле поврежденной автомашины «Рено» двух потерпевших, они потребовали от них предъявления имеющихся у них документов. Однако потерпевшие работникам милиции заявили, что никаких документов не имеют. По объяснениям П., О. и С., оба потерпевших находились явно в нетрезвом состоянии. Согласно, имеющимся в деле медицинским документам, у доставленного с места происшествия в больницу З. зафиксировано состояние алкогольного опьянения. У второго потерпевшего К. состояния алкогольного опьянения в медицинских документах не зафиксировано, однако суд отмечает, что в травмопункт он обратился спустя примерно 12 часов после произошедшего конфликта с подсудимыми (т. 1 л.д. 7, 17). Свидетель П. также запомнил пояснения, которые давали ему потерпевшие. Согласно этим пояснениям, оба они катались на своей машине и поцарапали чужой автомобиль, после чего уехали с места происшествия, чтобы избежать неприятностей за свои действия.
Таким образом, показания подсудимых, объясняющие причины их попытки принудительно доставить потерпевших на их машине в милицию, нашли объективное подтверждение в других доказательствах, в том числе показаниях лиц, не вовлеченных в произошедший конфликт и потому заслуживающих доверия.
Суд также принимает во внимание, что Аб. и О. приехали на Ходынское поле на двух дорогих автомашинах, стоимость которых существенно превышает стоимость автомашины «Рено Меган». В одной компании с подсудимыми находились молодая девушка, а также малознакомый парень по имени В., которые могли стать невольными и опасными свидетелями особо тяжкого преступления, если бы такое было задумано и осуществлено. Подсудимый Аб., по сообщению обоих потерпевших, в салоне их автомашины перед началом поездки четко представился и назвал свои подлинные фамилию и имя, что не характерно для лиц, совершающих преступления. Спустя некоторое время, увидев возле потерпевших нескольких работников милиции в форме, Аб. не попытался скрыться от них, как если бы он действительно совершил преступление, а сам пошел к ним навстречу, назвал свои фамилию, имя и номер контактного телефона матери З. Эти действия подсудимого указывают на то, что он не чувствовал за собой никакой вины, считал свои действия в отношении потерпевших правомерными и справедливыми и не находил нужным ни от кого скрываться.
Столь же необоснованным суд находит и обвинение подсудимых в их причастности к открытому хищению мобильного телефона из кармана потерпевшего З., совершенного неустановленными лицами по предварительному сговору с Аб. и О. Вывод о том, что неустановленные похитители похищали телефон, предварительно договорившись об этом с подсудимыми, никакими доказательствами не подтвержден. Если бы в намерение Аб. и О. действительно входило похищение личных вещей у подсудимых, то проще и удобней было это сделать в момент избиения подсудимых или сразу после него. Однако, как утверждают сами потерпевшие, подсудимые их не обыскивали и ничего не забирали.
Показания потерпевших, касающиеся похищения у З. телефона, не подтверждаются другими исследованными в суде доказательствами и даже прямо противоречат им. Так, по объяснениям потерпевших, неизвестные мужчины, догнавшие их, после того как они скрылись на своей автомашине от Аб. и О., стали их избивать и даже «шарить» по карманам З. Их действия прервало появление подъезжавших к ним на машине работников милиции. После этого неизвестные мужчины бросили потерпевших и быстро скрылись.
Если, как утверждают потерпевшие, неизвестные преступники увидели подъезжавших к ним работников милиции, то и последние должны были заметить преступников. Однако допрошенные в суде свидетели П., О. и С. не видели уезжающих или убегающих от потерпевших лиц. Обстановка, которую они застали возле поврежденной автомашины «Рено Меган», никаким образом не указывала на то, что потерпевших только что кто-то избивал. По показаниям этих свидетелей, оба потерпевших, прилагая усилия, выталкивали свою автомашину на проезжую часть. Согласно показаниям тех же свидетелей, вызывать по телефону мать З.а потерпевшие стали в их присутствии и при этом никаких заявлений об обнаружившейся пропаже у З. его мобильного телефона не делали. Как не делали никаких заявлений о разбойном нападении на них и попытке похитить их автомобиль или другие ценности.
В ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя были оглашены показания свидетелей П., О. и С., которые они давали в процессе предварительного следствия (т. 1 л.д. 97-99, 100-102, 103-105). При выяснении причин расхождений между этими показаниями и показаниями, данными названными свидетелями в суде, допрашивавшийся последним свидетель Симонов пояснил, что давал показания в кабинете следователя вместе и одновременно со свидетелем П. Они вместе рассказывали следователю о том, что видели, а тот одновременно печатал их показания в протоколе. Свои показания в протоколе допроса он фактически не читал, видел их «мельком». Сведения о нарушениях процедуры допроса, о которых сообщил суду свидетель С., подтверждаются содержанием протоколов этих следственных действий. Показания всех трех названных свидетелей изложены в них в одних и тех же выражениях и абсолютно совпадают во всех деталях, чего в реальной жизни быть не может. При изложении показаний П., О. и С. в обвинительном заключении следователь существенным образом исказил их показания и приписал им такие фразы, которых не содержится даже в составленных им самим протоколах допросов (рассказы потерпевших о том, что напавшие на них лица пытались похитить у них автомобиль и другие ценности).
По изложенным причинам суд доверяет показаниям свидетелей П., О. и С., которые они дали в судебном заседании.
При судебном разбирательстве установлены обстоятельства, которые ставят под сомнение сам факт хищения кем-либо мобильного телефона у З.
В ходе предварительного следствия следователем, расследовавшем данное уголовное дело, было дано поручение органу дознания об изъятии у операторов сотовой связи сведений о телефонных соединениях похищенного у З. мобильного телефона (по его индивидуальному номеру IMEI), имевших место после его похищения, и данных о владельцах СИМ-карт, пользующихся этим телефоном. К моменту окончания расследования это поручение оказалось не выполненным (т. 1 л.д. 211-212). В процессе судебного разбирательства эти сведения были запрошены судом. Из поступившего в суд ответа следует, что телефонных соединений похищенного у З. телефона не зафиксировано, в связи с чем установить лиц, которые могли бы им пользоваться, не представилось возможным.
Суд считает, что данное обстоятельство косвенно указывает на то, что мобильный телефон, который по предположению З. был у него похищен (сам З. по его словам не заметил и не почувствовал похищения телефона), мог просто выпасть из кармана во время его избиения на земле или при других обстоятельствах. Похищение мобильного телефона теряет всякий практический смысл, если похититель не пользуется им сам или не сбывает другим лицам. К такому же выводу приводит и то обстоятельство, что по объяснению самого З., находившиеся в карманах его одежды кошелек с деньгами и ключи не были похищены и оставались на месте.
Суд отмечает, что позиция потерпевшего З. относительно пропажи его телефона не была последовательной. Так, в собственноручном заявлении на имя начальника ОВД по Хорошевскому району от 26 ноября 2007 г. он указал, что Аб. и О. сначала избили его и К., а затем обыскали их. При этом Аб. на его глазах вытащил у него из кармана его мобильный телефон «Сони Эрикссон» (т. 1 л.д. 6). В судебном заседании З. пояснил, что среди тех, кто вытаскивал его из машины и избивал на земле, Аб. и О. не было; как произошло похищение телефона из кармана его джинсов, он не заметил; Аб. и О. среди тех, кто осматривал его карманы, не было. Объяснить это противоречие З. не смог.
Все приведенные доказательства приводят суд к убеждению, что Аб. и О. не совершали разбойного нападения на потерпевших, не пытались похитить их автомобиль, и не причастны к хищению у потерпевшего З. его мобильного телефона, если таковое вообще имело место.
Действия Аб. и О. в отношении потерпевших К. и З. суд расценивает как самоуправство, с применением насилия, в ходе которого потерпевшему З. группой лиц был умышленно причинен вред здоровью средней тяжести. Эти действия суд квалифицирует по ч. 2 ст. 330, п. г) ч. 2 ст. 112 УК РФ. При этом суд считает, что насильственные действия в отношении потерпевшего К., которые не повлекли вреда его здоровью, полностью охватываются составом преступления «самоуправство, совершенное с применением насилия» и дополнительной квалификации не требуют.
При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных, обстоятельства дела.
Совершенные Аб. и Ор. преступления не являются тяжкими.
Аб. и О. молоды, в прошлом не судимы.
В 2007 г. Аб. закончил вуз по специальности «юриспруденция» и в настоящее время работает юрисконсультом в коммерческой организации, по работе характеризуется исключительно с положительной стороны, как ответственный и добросовестный работник, пользующийся уважением со стороны коллег. С раннего детского возраста он страдает серьезным заболеванием - бронхиальной астмой, по поводу которого состоит на диспансерном учете.
О. после окончания техникума в настоящее время учится на 3-ем курсе в вузе (очная форма обучения), учебу сочетает с работой и занятиями спортом. По учебе в вузе, месту работы и спортивному клубу характеризуется весьма положительно. Руководство ООО «А», в котором О. работает водителем, ходатайствует перед судом о смягчении ему наказания.
Исходя из приведенных данных о личностях подсудимых, суд приходит к выводу о возможности их исправления без реального отбывания ими наказания и применяет к ним условное осуждение.
Гражданский иск заместителя С-го межрайонного прокурора г. Москвы о взыскании с подсудимых денежных средств, затраченных на стационарное лечение
потерпевшего З. - 13.116 рублей 80 копеек (т. 1 л.д. 218-220) подлежит удовлетворению.
Предъявленный в судебном заседании гражданский иск потерпевшего З. подлежит удовлетворению частично.
Суд отказывает в удовлетворении иска в части хищения у З. его мобильного телефона стоимостью 8.200 рублей (на предварительном следствии потерпевший утверждал, что он стоит 6.000 рублей, что и указано в обвинительном заключении), поскольку пришел к выводу, что потерпевшие его не похищали.
Для компенсации З. морального вреда, который, по его мнению, складывается из фактов его избиения, оскорбления и хищения его мобильного телефона, суд находит достаточным взыскание с подсудимых в его пользу 40.000 рублей. При этом суд исходит из того, что подсудимые телефона у З. не похищали, а нанесение оскорблений органом расследования не вменено подсудимым в вину.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать Аб.Е.А. и О.А.Г. виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 330, п. г) ч. 2 ст. 112 УК РФ, и назначить им наказание по ч. 2 ст. 330 УК РФ каждому из них в виде лишения свободы на срок 3 (три) года по п. г) ч. 2 ст. 112 УК РФ каждому из них в виде лишения свободы на срок 3 (три) года.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначить окончательное наказание каждому из них в виде лишения свободы на срок 3 (три) года 6 (шесть) месяцев.
На основании ст. 73 УК РФ назначенные Аб. и О. наказания считать условными с испытательным сроком для каждого из них в течение 3 (трех) лет.
Меры пресечения Аб. и О. - подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу оставить без изменения.
Вещественные доказательства: 1) автомобиль «Рено Меган» и документы на него оставить у потерпевшего К. А.П.; 2) документы на мобильный телефон «Сони Эрикссон К 750 ай» хранить при деле.
Гражданский иск заместителя С-го межрайонного прокурора удовлетворить.
Взыскать с Аб.Е.А. и О.А.Г. солидарно в пользу Московского городского фонда обязательного медицинского страхования 13.116 рублей 80 копеек.
Гражданский иск З.И.О. удовлетворить частично.
Взыскать с Аб.Е.А. и О.А.Г. солидарно в пользу З.Н.О. 40.000 рублей.
Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Мосгорсуд в течение 10 суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационных жалоб осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Вернуться к другим статьям...
 
© 2004-2014 
создание сайта - arteffect studio